Авокадо текст Болезни домашнего лимона
Карта сайта
Главная

Лингвист виноградов
Чай с гуараной
Малин киев
Ягода малина скачать бесплатно
Цветки боярышника купить
Можно ли годовалому ребенку хурму
Черешня в подмосковье
Облепиха при геморрое
Кефир с вишней
Варенье из грейпфрута
Бергамот что это за растение
Как приготовить настойку боярышника
Дереза обыкновенная купить
Олива
Белые сорта винограда
Персики мультики
Земляника картинки для детей
Резина тунга цена
Меха малина
Арбуз люблю
К чему снятся апельсины
Как выжать гранат
Содержание в банане
Арбузов таня читать
Виноград юпитер
Араз озбилиз новости
Можно ли есть арбузы
Творожная запеканка с хурмой
Сухофрукты инжир
Как готовить авокадо
Свит тв
Доставка арбузов
Авокадо хранение
Вино из абрикос
Толокнянка при цистите
Боярышник на спирту
Лимон в домашних условиях фото
Земляника персонаж
Группа персики
Состава чуп
Черника из семян
Бесконечные гранаты
Грейпфрут для печени
Виноград виктория
Болезнь лайма боррелиоз
Курица с апельсинами фото
Варенье из черешни
Абхазские мандарины купить
Ежевика описание

Чехов трилогия крыжовника читать

Слушай и качай Чехов крыжовник mp3 бесплатно и без регистрации, по прямым ссылкам или оцени Чехов крыжовник во всех вариантах исполнения.
Одним из переворотов, совершенным Чеховым в русской литературе, было утверждение значительности малых форм: рассказов и повестей, приближающихся у него по своей структуре, а порой и по объему к рассказам. До него роман был необходимым признаком автора, собирающегося занять серьезное место в литературе.
Краткость у Чехова – это законченность, внутреннее единство, где нет ничего лишнего, где совершенна композиционная структура произведения, ее соразмерность, выразительность, ее эмоционально-образное воздействие на читателя, а не объем текста.
С.А. Венгеров, современник Чехова, говорит о поразительно необыкновенной сжатости формы как основной черте художественной манеры писателя:
Будучи реалистом по стремлению давать неприкрашенную правду и имея всегда в запасе огромнейшее количество беллетристических подробностей, Чехов, однако, рисует всегда только контурами и схематично, т. е. давая не всего человека, не все положение, а только существенные их очертания. (…) Чехов выдвигает в нем только то, что ему кажется в данном человеке характерным и преобладающим. Чехов почти никогда не дает целой биографии своих героев; он берет их в определенный момент их жизни и отделывает двумя-тремя словами от прошлого их, концентрируя все внимание на настоящем. Он рисует, таким образом, не столько портреты, сколько силуэты. Оттого-то его изображения так отчетливы; он всегда бьет в одну точку, никогда не увлекаясь второстепенными подробностями. Отсюда сила и рельефность его живописи, при всей неопределенности тех типов, которые он по преимуществу повергает своему психологическому анализу. Если к этому прибавить замечательную колоритность чеховского языка, обилие метких и ярких слов и определений, то станет очевидным, что ему много места и не нужно.
Рассмотрим созданные Чеховым «силуэты» в его трилогии «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви» на фоне единой авторской мысли, связующей рассказы писателя, - темы «футлярности».
Части трилогии внутренне связаны между собой. Каждый из трёх главных героев – учитель гимназии Буркин, ветеринарный врач Иван Иванович Чимша-Гималайский, помещик Алехин – рассказывает по одной истории: первый о своём знакомом «человеке в футляре», другой – о своём брате, который решил «запереть себя на всю жизнь в собственную усадьбу», третий – о самом себе, о том, как он потерял свою любовь и счастье. Общее в героях этих историй то, что все они подчинили свое существование ложным идеям, созданным самими героями и обществом.
Кукрыниксы. Иллюстрация к рассказу
А.П. Чехова «Человек в футляре»
Итогом выступления групп должно стать новое осмысление понятия футляра в трилогии Чехова. Футляр в рассказе «Крыжовник» – это.
чёрная акварель, 1941
С первый строк тон в трилогии задает ставший хрестоматийным образ учителя гимназии Беликова.
Введение этого героя начинается с описания его одежды: калоши, пальто на вате – в любую погоду. Перечисление предметов, принадлежащих ему, сопровождается обязательным «в чехле» и завершается «зачехленностью» самого человека: "...лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он всё время прятал его в поднятый воротник. Он носил тёмные очки, фуфайку, уши закладывал ватой".
Чехов словами Буркина подытоживает психологический портрет Беликова: «действительность раздражала его, пугала, держала в постоянной тревоге». Преподавание греческого тоже оказалось футляром («те же калоши и зонтик»), куда он прятался от действительности.
Портретное описание извне переходит во внешние сферы и раскрывает подлинную опасность: упрятанная в футляры – циркуляры – запрещения мысль, тихо покачиваясь в такт с головой Беликова, гипнотизировала окружающих: «человечек в калошах и с зонтиком, держал в руках всю гимназию целых пятнадцать лет!». Вплоть до самой его смерти и даже после, застряв в калошах и зонтах сопровождающих гроб. Восхитительное чувство свободы слишком хорошо скрывалось под их «скромными и постными физиономиями», где и осталось – похороненным.
Корпоративное представление сообщества «суровых, скучных педагогов» гимназии Чехов дает с разных сторон.
Размышления г-на Буркина, от первого лица множественного числа, включающего себя в этот коллектив («мы, учителя»): «наши учителя народ всё мыслящий, глубоко порядочный, воспитанный на Тургеневе и Щедрине» противопоставлены инвективе Коваленко, отстраняющегося от этого «мы»: «Разве вы педагоги, учителя? Вы чинодралы, у вас не храм науки, а управа благочиния…». «Фискал», «мерзкая рожа» - откровенно честное определение «человека в футляре» Беликова , внешний облик и жизненная позиция которого совпадают до невероятного.
Портрет Беликова нельзя назвать кратким: тема «футляра» - калош и зонтика - звучит, варьируясь, на протяжении всего рассказа, став символом жизни по шаблону.
Иллюстрация Д.А. Дубинского
Противоядием от подобного миропонимания становятся пышущие здоровьем свободомыслящие Михаил и Варя Коваленки – полная противоположность Беликову. Михаил Саввич – «молодой, высокий, смуглый, с громадными руками, и по лицу видно, что говорит басом, и в самом деле, голос как из бочки: бу-бу-бу… она уже не молодая, лет тридцати, но тоже высокая, стройная, чернобровая, краснощекая, – одним словом, не девица, а мармелад, и такая разбитная, шумная, всё поет малороссийские романсы и хохочет. Чуть что, так и зальется голосистым смехом: ха-ха-ха!».
В финале же «Крыжовника» облегчивший свою душу Исповедью отчаяния  Чехов, как показывает заключительный текст трилогии (и общий контекст его творчества), не
Иллюстратор: Бойм С.С.
Перечисляя достоинства Вареньки Чехов ставит в один ряд однородных членов такие несовместимые, казалось бы, определения, как «недурна собой, интересна, она была дочь статского советника и имела хутор», что усиливает комизм ситуации сводничества. Характеристика «уже не молодая» готовит читателя к возможной свадьбе : « ему давно уже за сорок, а ей тридцать» - становится для общественности веским основанием для подготовки к заключению этого не менее гротескного, чем сам образ Беликова, союза. Союза «новой Афродиты» и «абож паука».
Самым естественным образом появляется карикатура «Влюбленный антропос», являющаяся, собственно, реальным изображением парочки. Описывая дальнейшие действия и эмоции героев, Чехов начинает играть цветами их физиономий: на фоне майского дня – «зеленый, мрачнее тучи» Беликов, навстречу - «красная, заморенная, но веселая, радостная» Варенька на велосипеде - Беликов становится белым. Последовавшее объяснение с Михаилом Саввичем заставляет одного - багроветь от ярости, другого – бледнеть еще больше от ужаса, Беликов впервые в жизни получает отпор. Ситуация разрешается громом знаменитых калош по лестнице и обычным хохотом Вареньки.
Иллюстратор: Ладягин В.
Для Беликова все кончено: портрет Вари, первый и последний отписанный самому себе циркуляр, убран со стола, - Беликов умирает, обретя наконец свой идеальный футляр, и выражение у него впервые – «веселое».
«Три аршина нужны не человеку, а трупу», - говорит самый глубокомысленный герой трилогии, посвящая нас в историю омертвения души собственного брата, историю трансформации тоски по жизни в деревне, по вольному детству, - в самодовольство «толстого помещика». Во времена своего «чиновничества» Николай Иванович Чимша-Гималайский – «человек добрый и кроткий». Впрочем, «доброта» осталась с ним до конца рассказа: пошлости свои, достигнув идеала, говорит он «с улыбкой доброй и умной». Само понятие доброты и ума в жизни легко подменить и перепутать, создав ложное представление о жизни, ограничив себя территорией усадьбы с крыжовником. Не случайно и у вертящегося, «как белка в колесе», Алехина «добрые и умные» глаза: при драматичном прощании с возлюбленной в голове его рождаются истины, однако, не в силах разбить порочного колеса, Алехин с этими мыслями сидит и плачет в соседнем пустом купе.
Воплотив свою мечту в жизнь, Николай Иванович является, наконец, во всей своей красе. Чего же он достиг? Портрет предваряет пейзаж нескладного «Гималайского тож», далее – по нарастающей – блестящий прием градации, использованный Чеховым в его сатирическом изображении «скотоподобия слабых»: Ивана Ивановича встречает сначала «рыжая собака, толстая, похожая на свинью», затем выходит «кухарка, голоногая, толстая, тоже похожая на свинью», а вот и брат: «он сидит в постели, колени покрыты одеялом; постарел, располнел, обрюзг; щеки, нос и губы тянутся вперед, - того и гляди, хрюкнет в одеяло».
Цель жизни достигнута – но перед нами свинья. Счастье недостижимо - по Чехову, можно его лишь приближать его неустанным трудом и стремлением к добру. Счастье в пределах «футлярной» вселенной – животное счастье. Недаром Буркин, гадая о причинах ухода человека «в свою скорлупу», называет это возможным явлением атавизма, наследием людей –животных, ограничивающих размеры целого мира размером берлоги.
Уверенные в своей правоте, сытые, праздные толстые помещики оградились от несчастных непререкаемыми истинами, произносимыми, как это делает Николай Иванович, «тоном министра». Однако пламенную тираду Ивана Ивановича, посвященную пошлости окружающей жизни, нет охоты слушать в уютной гостиной, где «ходили, сидели и пили чай» люди с портретов на стенах. Генералы и дамы, «спокойно и строго» смотрящие из золотых рам, какие-то футляры обрамляли вас раньше? Но на рассказ Чимша-Гималайского окружающие реагировали не более, чем эти «изящные» люди из прошлого.
Но Иван Иваныч «сердито» смотрит, «в волнении» ходит, и, как табачный перегар его трубки в контрасте с запахом свежего белья, не дает заснуть. Это и есть «человек с молоточком».
К Алехину, герою последнего рассказа «О любви», охотники направляются в поисках крова – шел дождь. Встречу с ним предваряют ощущения нечистоты и неудобства, какой, как мы увидим, окажется и весь его быт. Несоответствия устройства его жизни – такой, какая она есть с тем, что нравится ему, отражены в описании его внешности: это «мужчина лет сорока, высокий, полный, с длинными волосами, похожий больше на профессора или художника, чем на помещика. На нем была белая, давно не мытая рубаха с веревочным пояском, вместо брюк кальсоны, и на сапогах тоже налипли грязь и солома. Нос и глаза были черны от пыли». Отмывая грязь с длинных «профессорских» волос, он конфузливо красит воду в коричневый и темно-синий, но все в нем видят «благородное существо».
Примечательно гомеровское описание его горничной Пе

В этом рассказе, как и во всей «трилогии», для Чехова принципиально важным  В «Крыжовнике» закрытость предстает как маниакальная одержимость идеей или мечтой


«Маленькая трилогия» Чехова. В поздних произведениях Чехова автор становится более  О массовом гипнозе в общественной жизни Чехов говорит в «Крыжовнике».

что Чехов был религиозным человеком в широком смысле этого слова, и «Крыжовник»  Третий рассказ в трилогии называется «О любви». Герои скрывают свои чувства на


«Маленькая трилогия» — цикл, состоящий из трёх рассказов русского писателя Антона Павловича Чехова, написанных в 1898 году. Всю трилогию объединяют три героя-рассказчика, товарищей по охоте: Буркин, Иван Иванович и Алёхин


В начале опубликовался рассказ “Человек в футляре”, а затем “Крыжовник” и “О  творчества Чехова прижилось неофициальное название “маленькая трилогия”?

Маленькая трилогия о «футлярной» жизни. «Человек в футляре»«Крыжовник»«О  Проблематика рассказов Чехов изображает различные формы «футлярной» жизни.


Проблема литературного характера в цикле А.П. Чехова маленькая трилогия 31 кб. Маленькая трилогияпо рассказам Человек в футляре, Крыжовник, О любви 9 кб.


Смешное и грустное в рассказах Чехова. Появление «маленькой трилогии» Антона  Рассказ «Крыжовник» - это история об иллюзии человеческого счастья, акцент, в

- А какова проблема рассказа «Крыжовник»? (в рассказе «Крыжовник» представлен мир человека, который достиг  - Почему эти рассказы Чехов объединил в трилогию?


Тема Мечта А.П.Чехова о красоте человеческих отношений. Лаконизм повествования, искусство детали в рассказах «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви».


Замысел серии возник, очевидно, летом 1898 г., когда Чехов в короткий срок закончил всю трилогию.  в его творческом сознании: запись, относящаяся к «Крыжовнику»

А. П. Чехов рассказы «Маленькая трилогия». Литература Культура в России  была одна мечта в жизни — стать владельцем имения и есть там собственный крыжовник.


Маленькая трилогия о «футлярной» жизни. «Человек в футляре» «Крыжовник» «О любви». Слайд 5 из презентации «Крыжовник Чехов» к урокам литературы на тему


трилогии" «Человек в футляре» «Крыжовник» «О любви» Авторская позиция Вывод  Анализ продолжен, Чехов оценивает выводы, которые герои-рассказчики извлекают

А.П.Чехов рассказы «О любви»; «Человек в футляре», «Крыжовник». Идейное содержание рассказов «маленькой трилогии» писателя.


Сочинение на тему «Маленькая трилогия»(по рассказам «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»). Сочинение по произведению Крыжовник автора Чехов А.П.


Раздел: Русская литература. «Маленькая трилогия» представлена тремя рассказами А. Чехова – «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви», в центре которых – мир

Главная > Учебные материалы > Почему Чехов соединил в Трилогию рассказы крыжовник, о любви…


3. Ознакомление со статьёй учебника о жизни и творчестве а. П. чехова 4. Слово учителя о создании а. П. чеховым трилогии «человек в футляре», «Крыжовник», «о


-Какие , на ваш взгляд, проблемы поставил А.П.Чехов в трилогии о «футлярной жизни»?  Ответ: В рассказе «Крыжовник» Чехов повествует о человеке, который всю жизнь

К примеру, трилогия Чехова, в которую вошли три его рассказа «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви».


В конце 90-х годов А.П.Чехов создает так называемую “маленькую трилогию”, объединившую три рассказа: “Человек в футляре”, “Крыжовник”, “О любви”.


трилогия, состоящая из рассказов “Человек в футляре”, “Крыжовник”, “О любви”.  Но у Чехова ничего не бывает “просто так”. И не просто бессонницей страдает Иван

В конце 90-х годов А.П.Чехов создает так называемую “маленькую трилогию”  И в рассказе «Крыжовник» Чехов «правдиво рисует жизнь» этой эпохи.


Реферат на тему Портрет и его функция в трилогии А. Чехова («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви») Одним из переворотов


Единство авторской мысли в «маленькой трилогии» А.П.Чехова («Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви»).  Вернуться к списку рефератов.

Тема гибели человеческой души в «маленькой трилогии» Чехова «Крыжовник», «О любви», «Человек в футляре»".


Слово учителя. Три рассказа Чехова – «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви» - образуют «маленькую трилогию», опубликованную в 1898 году в журнале «Русская10 декабря 2012


Характеры главных героев рассказа А. П. Чехова "Маленькая трилогия".  Именно этой теме посвящена трилогия, включающая рассказы «О любви», «Крыжовник»

В «маленькой трилогии» Чехова «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви». А.П.Чехов. Рассказ «О любви» как история об упущенном счастье


   
sibzal.ru © 2002